11 декабря 2019
193

Дискуссия «На каком языке говорить с поколением XXI века?»

 «Одна мысль о том, что вам никто не помешает
и в кои-то веки не нужно оправдывать свое желание
побыть в одиночестве, — настоящая роскошь».

Эрлинг Кагге

5 декабря, в Международный день волонтёра, в Государственном литературно-мемориальном музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме прошла дискуссия, посвящённая актуальному языку музейной коммуникации и использованию в нём цифровых технологий. Проблематика рассматривалась на примере проходящей в музее интерактивной выставки «Ахматова. Ты один из моих двойников…», которая содержала обширный пласт с виртуальным контентом, основанном на технологиях дополненной реальности (AR) и QR кодов.

Модератором дискуссии выступила Светлана Прасолова, заведующая научно-просветительским отделом музея. В обсуждении принимали участие известный музейный художник Никита Сазонов, руководитель «Художественно-придумывательного сообщества», доцент кафедры музеологии и культурного наследия СПбГИК Юлия Владимировна Зиновьева, а также выпускница кафедры, ныне музейный педагог — Ксения Меньшикова. Также в дискуссии участвовали волонтёры музея, студенты и выпускники СПбГИК.

Участники встречи вели активный диалог и выражали своё отношение к выставке и к теме цифровой реальности в музеях. Широкий спектр мнений отражал наличие междисциплинарности как маркера современности, порождающего исследовательский плюрализм, который даёт возможность рассматривать один и тот же вопрос в различных плоскостях теоретических изысканий и практического опыта.

Никита Сазонов начал разговор с утверждения: новые медиа — это реальность нашего века и бороться с ними — всё равно что сражаться с ветряными мельницами. В свете этого, музеи должны быть гибкими и адаптироваться в меняющемся мире так же быстро, как меняются технологии high-tech. Человек сегодня больше не довольствуется фактологической информацией, которая объективирована и доступна.

Ю. В. Зиновьева поделилась своими наблюдениями относительно трансформации особенностей восприятия и когнитивных способностей молодых людей. С одной стороны, для молодых поколений «существовать» как минимум в двух пространствах является нормой, с другой, возникает определенная потребность эмоционально-чувственного понимания образности, которой была наполнена выставка.

Антитезой данной точке зрения стало высказывание о том, что за симультанным характером выставки, за использованием девайсов, за эмоциональным эффектом очень сложно осмыслить происходящее и отрефлексировать полученный опыт, а потому заложенная кураторами глубина может быть нивелирована или не считана посетителем.

Литературные музеи работают с не всегда подготовленной публикой, посещение которой мотивировано не стремлением узнать больше о любимом авторе, а познакомиться с писателем или поэтом впервые. Музей в данных условиях берёт на себя роль медиатора, а в его стенах происходит, возможно, первая встреча человека с литературным наследием. В таком случае познавательный рациональный локус музейных практик часто оттесняется на второй план эмоциональным воздействием и чувственным опытом зрителя, однако задачей музея остаётся мотивирование посетителя открыть дома книгу и начать чтение.

Далее заинтересованно обсуждались проблемы поиска соотношения между сенсорным и рациональным, между аналоговыми и цифровыми технологиями. Ксения Меньшикова, размышляя над тем, какими интенциями руководствовались при создании выставки, упомянула норвежского автора Эрлинга Кагге, который в книге «Тишина в эпоху шума: Маленькая книга для большого города» обнажает проблемы тишины, резонирующие с концепцией выставки. Заключительным аккордом встречи стал риторический вопрос Никиты Сазонова: «Что такое современный музей?».

Студентки IV курса кафедры музеологии и культурного наследия
Анна Кочнева и Анастасия Шегрен

galgalgalgalgalgal