На пороге 100-летия института

 

Выпуск № 1 «С Днём Рождения, родной Институт!»

Санкт-Петербургский государственный институт культуры  начал свою деятельность в бурные годы революции. 28 ноября 1918 г. народным комиссаром просвещения А. В. Луначарским и комиссаром по внешкольному образованию Л. Р. Менжинской был подписан декрет, который предписывал открыть в Петрограде «особый институт» под названием «Институт внешкольного образования». Названия не раскрывают родства,  но тем не менее, наш вуз является прямым преемником  института внешкольного образования. Ежегодно эта дата отмечается как День основания нашего Института. Эта дата зафиксирована в Уставе Института.

1918 год. 20 декабря. Именно в этот день в Петрограде состоялось открытие нового учебного заведения. Открытие «особого института» происходило в гимнастическом зале дома № 35 по Надеждинской улице (ныне ул. Маяковского). На торжественном мероприятии выступил с большой речью народный комиссар  просвещения А. В. Луначарский. В этот же день начались занятия. В институт зачислили по итогам приёма 265 человек. Студентам давалась широкая теоретическая подготовка, которая восполняла пробелы в общем образовании и знакомила со всеми видами внешкольной работы, а затем узкая специализация по одному из её видов. По итогам приёма 1918 г. образовались такие специальные группы, как: книжно-библиотечное дело, театрально-музыкальное просвещение, музейно-выставочное и справочно-экскурсионное дело и др. Многопрофильная подготовка специалистов для разных направлений культурной деятельности, характерная и для Института в настоящее время, была заложена еще при его организации. Интересен список мест, учреждений, для которых институт внешкольного образования готовил специалистов: от народных университетов до чайных, столовых и даже складов, мастерских, опытных полей и прочее. Везде должен быть слышен голос «внешкольника», ощущаться его воздействие на людей разных профессий, разного социального положения и возраста и политических убеждений. Открытие нового института привлекло внимание крупных учёных, видных деятелей искусства и практиков внешкольной работы. К преподавательской деятельности были привлечены специалисты в области книговедения и библиографии, талантливые актёры и режиссёры, музыканты и художники, теоретики и практики внешкольной работы. Так начиналась история принципиально нового высшего учебного заведения, коллектив которого предложил столь же принципиально новые образовательные программы и подходы к их реализации. Первый пуск был сделан.

gal

Подготовлено редакцией «Газеты СПБГИК»
по материалам сборника Н. И. Сергеевой (1920-2011 гг.), почётного профессора СПбГУКИ
«История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств».

Выпуск № 2 «Новогоднее «ассорти» из прошлого»

В канун Нового года хочется не только помечтать о будущем, но и заглянуть в давнее и недавнее прошлое. Например, перелистать старые подшивки нашей вузовской газеты «За кадры советской культуры» и почитать, о чём писало издание в праздничных номерах.

Как правило, каждый новогодний выпуск начинался с подведения итогов, планов на будущее и тёплых поздравлений.

«Это повторяется каждый год, и всё-таки неповторимо прекрасно. Потому что прошедший год мы провожаем радостно, и невозможно иначе в наше замечательное время. Потому что Новый год встречаем в ожидании ещё более радостного и величественного»

(№ 41 (356) от 28 декабря 1963 г.).

«У всех есть планы на будущее, но очень часто за текущими делами и заботами от нас как-то ускользает большая, главная цель наших усилий. Вот тут-то и нужна перспектива. Необходимо, наряду с повседневной работой, сообща глубоко продумать, как мы будем работать в течение хотя бы ближайших 10 – 15 лет. Но нельзя ограничиться лишь разговором об этом, пусть даже очень серьёзным, обстоятельным. Надо буквально каждый день вносить в свою работу частицы нового, завтрашнего, и делать это смелее! И ещё надо больше МЕЧТАТЬ. Конечно, в мечтах нельзя отрываться от действительности, от требований науки и практики, но вместе с тем нам сейчас будет интереснее и радостнее работать, если мы будем яснее видеть цель и идеал, к которым надо стремиться. Пусть же, мечтая о цели сегодня, каждый из нас воспитывает и развивает в себе замечательные черты завтра»

(№ 43 (222) от 28 декабря 1959 г.).

Но главный упор в новогодних номерах газеты делался на лёгкость и юмор — на смешные карикатуры и ироничные истории. Например, в выпуске № 43 (222) от 28 декабря 1959 г. представлен обзор оригинальных, несерьёзных ответов студентов и преподавателей на вопрос «Чем вы встречаете Новый год?»:

Д. Ю. Теплов, преподаватель кафедры технической литературы:
«Новый год я встречаю изобретением необычайного прибора «Перфомысл», что означает «перфорированный мыслитель». Хотите, например, узнать, как веселее встретить Новый год? Пожалуйста. Вставляете иглу в отверстие на карточке, энергично встряхиваете — и рецепт перед вами».

Н. Чибизова, студентка факультета культурно-просветительной работы:
«Я так и знала, что снова возьмутся за меня: нашли «козла отпущения»! А что я делаю? Лежу. Сплю. Заперлась. Вдруг стучатся: «Иди на лекцию». «Я же не комсомолка», — говорю. Теперь снова будут склонять, ещё и выговор объявят. Что? Я не ответила на ваш вопрос? Не мешайте спать, пожалуйста».

А. Каткова, Ф. Писаревская, студентки библиотечного факультета:
«Чем встречаем Новый год? Да, собственно, ничего нового: «хвостами», как и год назад, как полгода назад, как и на год вперёд. Уже все привыкли к этому. Зачем же мы в институте?».

Но нельзя забывать, что когда приходит светлый праздник Новый год, неумолимо приближается мученическая пора для студентов любого поколения — экзаменационная сессия. Поэтому стихотворения о красоте зимней природы и советы, где отмечать праздники, соседствуют с забавными историями и анекдотами о студенческих буднях:

– Простите, разве я заслужила двойку?
– Понимаю, но, к сожалению, у нас не принято ставить единицы.

В институте студент узнал, что голова — это орган мышления, а не часть тела.

Из разговора двух студенток: – Ну что, был семинар? – Был. Не вызвал. Только посмотрел на меня так, как будто я опять ничего не выучила. – А ты что? – А мне терять было нечего. Я посмотрела на него так, как будто всё знаю назубок.

В поисках 1234-й аудитории студент зашёл в новое здание, а вышел на другом берегу Невы.

– Не заставляйте меня говорить о чём-нибудь умном. Дайте мне хоть сегодня побыть самим собой.

(№ 1 (615) от 4 января 1971 г.).

Встречались и образчики «чёрного юмора»:

Кто потерял голову?
Удивляюсь я — зачем в институте стены красят? Ведь оклеить можно. Да нет, не обоями — объявлениями. О потере учебников, студенческих билетов, шарфов, шапок, перчаток… А недавно захожу я в аудиторию и вижу — лежит на столе голова, одна голова, без всякого остального. Грустная такая головушка. Увидела она меня и говорит:
– Благодетель ты мой! Не замечал – ходит кто-нибудь без головы из твоих знакомых?
– Да, вроде, — говорю, — все с головами…
Посмотрел на одинокую, навернулась на мой левый глаз горючая слеза размером с лампочку и сказал я:
– Не тоскуй, голова! Уж куда-нибудь мы тебя пристроим…
Написал объявление, как полагается, пошёл вешать, а вешать-то некуда! Всё сплошь забито. Слово есть слово. Братцы! Не потеряна ли вами голова? Если да, то она ещё лежит, скучает и ждёт. В той самой аудитории, где вы её оставили.

И. Обличевский, дежурный по лаборатории мрачного юмора (№ 37 (883) от 30 декабря 1977 г.)

И в конце нашего обзора, в преддверии наступающих праздников, хочется привести стихотворение аспиранта В. Шпагина в номере № 1 (848) от 6 января 1977 г.:

С Новым годом, сестры, братья!
С Новой радостью вас всех!
Беды разные, несчастья
Позабудьте. Царствуй, смех!
Дух познанья, будь же стоек.
Больше вдохновения!
Чтобы всё, что надо, знали
Взяв билет свой: «чёт-нечёт».
Чтобы всё, что надо, знали
От и до – наперечёт.
Жить не тихо – беспокойно
В малом деле и большом.
Института честь достойно
Умножать своим трудом.

gal

Подготовила Вилена Виноградова

Выпуск № 3 «Наша история: институт в период блокады Ленинграда»

27 января  мы отмечаем День воинской славы России — День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады (1944 год). Почти 900 дней ленинградцы боролись за жизнь в осаждённом городе. Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 г. –  солдаты группы «Север» захватили город Шлиссельбург, взяли под контроль исток Невы, и блокировали Ленинград с суши. Все железнодорожные, речные и автомобильные коммуникации были разорваны. Положение ухудшала суровая зима 1941-1942 гг., а также отсутствие водоснабжения и тепла. Но самым страшным испытанием для Ленинграда стал голод. За эти 900 дней погибли до 1,5 миллионов человек.

В истории каждой страны есть события, которые не могут быть преданы забвению.  Для России таким событием навсегда останется Великая Отечественная война. Наш Институт, тогда библиотечный  институт им. Н. К. Крупской имеет свою историю в годы войны. Первостепенной обязанностью всего коллектива являлись противовоздушная оборона и охрана главного здания института на Дворцовой набережной, д. 4, общежития на улице Воинова, д. 44 и спортивного зала на улице Маяковского. Всё делалось силами коллектива института.

Когда в районе были сформированы отряды народного ополчения и истребительные батальоны, часть их, временно, до отправки на фронт, была размещена в главном корпусе института. Долгом институтского коллектива стало оказание помощи в их размещении.

Кольцо вражеского окружения постепенно сужалось. В начале августа решено было эвакуировать оставшихся преподавателей и студентов. В ожидании эвакуации многие семьи переехали в институт. Перебрались сюда и те, кто потерял свой дом, квартиру. Положение становилось всё более сложным, настроение тревожным. Налёты и бомбёжки учащались, они были всё настойчивее и разрушительнее. Эвакуация откладывалась со дня на день, а 18 августа 1941 г. железные дороги были перерезаны и эвакуация прекращена. Кольцо вокруг Ленинграда сомкнулось.

Ленинградцы готовились защищать каждый дом, каждую пядь земли. Готовились к этому и в институте. Окна нижнего этажа главного здания были наглухо забаррикадированы досками и песком. Центральный вход с набережной закрыт и стали ходить через двор с улицы Халтурина (в настоящее время – ул. Миллионная). Помрачнела красавица площадь Жертв Революции, как тогда называли Марсово поле. Суровым стало здание института со своими «слепыми», затемнёнными окнами. Только величественный монумент великому русскому полководцу Суворову стоял свободный от оборонительных сооружений, как грозный вызов врагу, символ непобедимости.

В подвальном этаже здания находились командный пункт и библиотека. Большая часть здания уже была занята госпиталем. В сентябре в распоряжении института оставалась правая часть нижнего этажа и несколько аудиторий на самом верхнем этаже.

Ещё в начале августа партбюро Всесоюзной коммунистической партии большевиков института было принято решение всеми силами поддерживать атмосферу нормальной жизнедеятельности. Решили провести новый набор на библиотечный факультет – на I  курс были зачислены 45 девушек. И 1 сентября 1941 года к 9.00 утра они в полном составе явились на занятия. После лекций все организованно пошли рыть окопы.

Но в связи с усложнившимися условиями войны в середине сентября по распоряжению правительства институт был временно закрыт. Помещение целиком было передано госпиталю, а оборудование и библиотека –  Педагогическому институту им. М. Н. Покровского. Студенты были переведены на другие факультеты пединститута  или в другие вузы по желанию. Институт Покровского располагался тогда на противоположном берегу Невы, на Малой Посадской улице (улица Братьев Васильевых).

Жизнь в Ленинграде зимой 1941-1942 гг.: холод, голод. Большинство студентов жили в общежитиях, которые, как и все другие помещения не отапливались. Транспорт не работал. Путь до института занимал 1,5 -2 часа. Чтобы сократить его – шли по льду через Неву. Сколько же нужно было сил, чтобы утром встать, одеться, умыться и дойти до института! В столовой института можно было получить по карточке тарелку супа из «хряпы» – верхние зелёные листья капусты. Супом и 125 граммами хлеба ограничивался дневной рацион. Стояние в очереди в столовую, посещение лекций, которые часто срывались: потому, что умирал преподаватель, то – из-за бомбёжки, обстрела, то из-за совершенно нестерпимого холода в аудитории – так складывался блокадный рабочий день.

С течением времени, холод и голод давали о себе знать всё острее, ходить становилось труднее. Смерть ежедневно уносила сотни ленинградцев…

Зимой, с созданием Ледовой дороги через Ладожское озеро, вновь началась эвакуация населения. Настала очередь и нашего института. С февраля по апрель 1942 г. были эвакуированы почти все студенты и преподаватели.

Как только была снята блокада Ленинграда – 27 января 1944 г., святой день для всех ленинградцев – в городе начались работы по восстановлению разрушений.  Все оставшиеся в живых преподаватели студенты включились в восстановительные работы…

gal

Подготовлено редакцией «Газеты СПБГИК»
по материалам сборника почётного профессора СПбГУКИ Н. И. Сергеевой (1920-2011 гг.)
«История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»

Выпуск № 4 «Наша история: довоенная студенческая жизнь»

Вот и остались позади экзамены и зачёты зимней сессии. Впереди – весенний семестр, новые учебные дисциплины, ещё больше увлекательных мероприятий… и, конечно же, одногруппники, вернувшиеся с каникул отдохнувшими и готовыми к новым совместным «подвигам». А чем жили и что любили студенты довоенных лет? Узнаем из воспоминаний студентки нашего Института в 1939-1941 гг. В. А. Ефимовой.

Среди дисциплин учебного плана была одна, которая, не связанная прямым образом с нашей будущей профессией, пользовалась у нас успехом. Речь идёт о преподавании военного дела. На I курсе института, в рамках этой дисциплины, мы должны были сдать зачёт по стрельбе из мелкокалиберной винтовки. На 4-м этаже, там, где находилась кафедра военной подготовки, был сооружён тир. В определённые часы перекрывался коридор, где находилась мишень, и мы практиковались в стрельбе. Чтобы получить зачёт, необходимо было выбить определённое количество очков. Очень серьёзно мы изучали и топографию, получая навыки ориентации по топографической карте. В конце I курса сдавался экзамен по этой дисциплине.

В институте ключом била общественная жизнь. Очень активно работала комсомольская организация. Комсомольские собрания проходили бурно, часто превращаясь в своеобразные дискуссии. Мы были также вовлечены в эту жизнь. Большим успехом пользовалась и профсоюзная организация, у которой было немало забот.

Особое внимание администрация института и профком уделяли питанию студентов. У нас была хорошая столовая, на базе которой работал буфет (где продавались аппетитные горячие булочки). Как сейчас перед глазами стоит колоритная фигура нашего шеф-повара, высокого, очень полного мужчины. У него было правило: выходить прямо в обеденный зал к студентам и интересоваться всем ли они довольны. Запомнились мне и «дни оладий». Наш повар пёк замечательно вкусные пышные оладьи. И уже такая была традиция: когда в этот день он выходил в студенческий зал (а в этот день выходил он обязательно), студенты от всей души, искренне ему аплодировали.

Всё свободное время мы использовали для посещения театров и кино. Пожалуй, я никогда так часто не бывала в театрах, как в эти довоенные годы. Не забывали мы и музеи, особенно Эрмитаж. Наконец, мы много танцевали. Вечера отдыха проводились практически каждую субботу. Под звуки наших любимых музыкальных мотивов и ритмов мы отплясывали до утра. Танцевали мы обычно в Белом (Пушкинском) зале и холле на 3-м этаже. Нередко «танцевальные паузы» имели место и в обычные учебные дни в послеучебное время.

В институте была неплохая самодеятельность: драматический коллектив, хор. Вечера отдыха зачастую открывались концертами этих самодеятельных коллективов.

Вот так содержательно и интересно выстраивалась наша институтская жизнь. Лично я, переступив порог института, обрела родной дом. В Доме на Дворцовой я проводила почти весь день: тут была и учёба, и общественная работа и посещение различных мероприятий.Однако мирное течение нашей жизни серьёзно изменилось в связи с начавшейся финской войной. В первые же дни после начала войны в институте был сформирован лыжный батальон добровольцев, куда вошли лучшие комсомольцы и лыжники института.

Вскоре после войны с белофиннами в институте во внеучебное время начали работать девятимесячные курсы медицинских сестёр, куда добровольно определялись многие девушки-комсомолки с разных курсов. Окончив их, мы получали право работать в качестве военных медсестёр во время войны. Так оно и получилось. Многие девушки, из числа окончивших эти курсы, были призваны в армию в период Великой Отечественной войны и работали медсёстрами на различных фронтах и в госпиталях.

galgal

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника почётного профессора СПбГУКИ Н. И. Сергеевой (1920-2011 гг.)
«История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»
(В. А. Ефимова «Довоенная студенческая жизнь: 1939-1941 годы», с. 68-76)
Фото: из Музея истории СПбГИК

Выпуск № 5 «Будни комнаты N»

О студенческих «деликатесах» вроде лапши быстрого приготовления или каши с сосисками, сваренной в электрочайнике, о ночных посиделках  в пледах и с гитарой, о больших и маленьких «общажных» курьёзах, об «этажных» субботниках и многом другом слышал, наверное, каждый из нас. О шалостях, трудностях быта, о «любимых» пельменях и макаронах, о праздничном «меню» студентов 50-х гг. прошлого века узнаем из воспоминаний выпускника нашего вуза, профессора кафедры информатики и библиографии Челябинской государственной академии культуры и искусств И. Г. Моргенштерна «111-я комната (ALMA MATER: 1951-1959 годы)».

В конце июля я приехал, впервые в жизни, в Ленинград. С Московского вокзала доехал трамваем до Библиотечного института, сдал в приёмной комиссии документы и поселился в 111-й комнате общежития, расположенного в здании института.

Предполагаю, что в угловой комнате № 111 будущего общежития находилась конюшня, и дух её не выветривался до конца 50-х годов. Когда студентов из учебного здания переселили в новое, на Чёрной речке, на месте старого общежития обустроили столовую. Мне отчего-то представляется, что щи в этой столовой скисали сами собой от неистребимой затхлости. Директор института П. Е. Никитин, правилом которого был обход общежития накануне праздников, брезгливо говаривал нам: если бы летом не ездили домой, чахотка бы всех морила. В памяти осталось, что комната находилась в полуподвале – возможно оттого, что два окна видом на Марсово поле и Суворовскую площадь подоконниками приходились на уровень подбородка.

Первые дни я долго не мог заснуть – до часа ночи гремели на поворотах трамваи семи маршрутов, из которых шесть разгонялись на Кировский мост (с 1918 по 1934 гг. – мост Равенства, с 1934 по 1991 гг. – Кировский мост, а в наст. вр. – Троицкий мост). Сколько помню, окна 111-й никогда не открывались. От задёрнутых занавесок в комнате всегда сохранялся полусумрак;  лампа на потолке выключалась только поздней ночью.

В 111-ю заселяли первокурсников на два года. Выгода наша была в том, что на занятия, перебежав внутренний двор, можно было поспеть за несколько минут, без пальто и шапки. Обычно я, назначенный старостой 111-й, будил всех в 8 часов.

12 кроватей были размещены в два ряда, ногами друг к другу. Посередине стоял стол для еды и занятий, а ночами – для преферанса. С потолка свисала лампочка без плафона. Главной моей обязанностью было поддерживать порядок и заботиться о смене постельного белья раз в 10 дней. Порядок был весьма относительный…

Стипендию (220 рублей) давали только тем, кто учился без троек, поэтому преподаватели не удивлялись, услышав на экзамене просьбу поставить «неуд». При этом одну стипендию в году (летнюю) высчитывали в качестве платы за обучение, другую – в заём («добровольный») на восстановление народного хозяйства. Прожить на одну стипендию было невозможно – недорогой обед в институтской столовой обходился в пять рублей. Отец ежемесячно присылал мне 100 рублей.

Варили на общей кухне пельмени, макароны. Иногда баловались соевыми батончиками или дешёвыми, как будто шоколадными, конфетами «Кавказскими». И то благодать, что их можно было свободно купить в ленинградских магазинах. Как питались студенты в других городах, – ума не приложу.

В официальные праздники, когда улицы заливало бесконечно моросящим дождём, читальный зал и библиотека были закрыты. А ходить в гости в женское общежитие на четвёртом этаже, в комнату, в которой, разделённые тумбочками, стояли кровати, а для стульев места не находилось, особенно не тянуло. Становилось тоскливо.

Суровый быт общежития заставлял самих заботиться о своём здоровье, закаляться. Несколько человек вступили в лыжную секцию. И первый семестр на островах еженедельно тренировались в беге, а когда выпал снег, несколько раз участвовали в соревнованиях в Кавголово. Я каждое утро обливался холодной водой до пояса. Но от гриппа это не спасло. Пришлось отказаться.

Повезло нам на преподавателей. Среди них было много эрудированных специалистов, прекрасных лекторов. Железные основы партийно-государственных «истин» вдалбливались нам повседневно и повсеместно. Едва ли не с 1 сентября I курса нам стали читать курс «Основы марксизма-ленинизма». В атмосфере казённой идеологии обнаружились две отдушины. Первой я назвал бы студенческий театр, руководимый  актёром театра имени Ленинского комсомола Григорием Гаем. Если на всякие мероприятия с трудом собирали до десяти человек, то на спектакли нашего театра сдвоенная 301-302 аудитория заполнялась полностью. Другой отдушиной стал литературно-творческий кружок.

Время от времени, но достаточно регулярно, институт приводили в крупный и мелкий страх разные проверяющие комиссии – партийные, министерские и прочие. После одной такой комиссии либерального П. Е. Никитина на посту директора сменил Н. П. Скрыпнев. После другой – у мраморных статуй, стоявших в нишах на площадке парадной лестницы и смущавших своим натурализмом первокурсниц из провинции и министерских дам, появились фиговые листки советского производства.

Вечная война за порядок в общежитии и особенно в 111-й комнате, закончилась неожиданно, когда мы были на II курсе. Хохмить любили почти все. Однажды зимой, далеко за полночь, отыграв в преферанс и не остыв от острых ощущений, перевели стрелки часов, изобразили суету сборов на занятия, разбудили однокурсника. И велели ему спешить в аудиторию занимать «дефицитные» места на «Камчатке». Тот быстро оделся, и, не обратив внимания на спящего старосту, помчался в аудиторию, по пути смертельно напугав вахтёршу. Вернулся – в комнате темнота и тишина, все «спят». Что было дальше, не стоит описывать.

А жизнь 111-й… продолжалась. Населяли её будущие доктора и кандидаты наук; профессиональный писатель (Ю. Греков); известный диссидент (Вайль. Б. Особо опасный // Звезда. 1992. № 8. С. 166); несколько уголовников и множество главных, старших и просто библиотекарей и библиографов. А затем она ушла в историю. На III курсе, по заведённому порядку, я перебрался в 110-ю комнату, в которой размещалось 7 кроватей. В памяти ничем примечательным она не осталась.

galgal

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника «История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»
( И. Г. Моргенштерн «111-я комната (
ALMA MATER: 1951-1959 годы), с. 77-89»
Фото: из Музея истории СПбГИК

Выпуск № 6 «Глазами бывшего студента»

В рамках рубрики «К 100-летию Института» мы продолжаем знакомить вас, наши дорогие читатели, с интересными воспоминаниями и историей нашего вуза.

У В. В. Маяковского, кажется, в «Клопе» есть пара спорящих, напрягающих память стариков с таким, примерно, диалогом: «…я помню как вчера…», и в ответ – «а я помню как было…». Нет, я, конечно, не помню с документальной точностью «как было», не только потому, что всё это было совсем не вчера. Память подбрасывает картины и события прошлого избирательно, иногда важнейшие, а иногда совсем пустяшные и всё подряд. То какая-то переписка с девчонками на лекции, то приезд к нам, в 301 аудиторию, почти всей труппы знаменитого английского театра во главе с самим сэром Лоуренсом Оливье, то просто какой-то необыкновенно тёплый весенний день на Марсовом поле, то лихая, очень развеселившая, первая двойка (нет, единица!!!) на экзамене, то молодой-молодой Фидель Кастро, выскочивший на повороте на мост из машины к нам, машущим приветственными флажками, а потом легко и весело запрыгнувший на гранитное ограждение невской набережной, – то-то ужаса было у сопровождения! А переход в новое здание, а 28 рублей стипендии, а день полёта Гагарина, – когда дождавшись его благополучной посадки, весь город, побросав учёбу и работу, вышел на улицы, а субботники на строительстве первого общежития, а первые целинные гастроли… Да ещё много-много картин.

Мы пришли в библиотечный институт скромными гостями, «передовой отряд» – всего одна небольшая группа, кажется, появилась на год или на два раньше «основных сил» и называлась «лекторской группой», с неё и начал формироваться новый факультет.

Как-то незаметно кончилась первая страница, а ещё не сказано ни слова о родной кафедре – кафедре режиссуры. На самом деле это потому, что может быть самой главной особенностью того периода института – календарь спешил к шестидесятым – было некое ощущение единства, дома, семьи – конечно, не в сегодняшнем ругательном значении этого слова. Мы учились сперва в институте, потом на факультете и уж потом на кафедре. Конечно, в этом и огромная заслуга руководителей института, но и наша, студенческая, тоже, ведь все мы были подросшими детьми войны, нам страшно хотелось и вместе учиться, и вместе счастливо жить в своём уютном дружном доме. Мелочь, конечно, но тогда даже общежитие было прямо в институте, там, где теперь входной коридор библиотеки.

Самое сильное первое впечатление от того института – его ректор (тогда директор) Николай Петрович Скрыпнев. Кажется, не было ни одной части его тела, не искорёженной войной. Нет, была – мозг, ум. И где-то в глубине этого израненного организма прятались душа и добрейшее сердце. Я бы не поступил, если бы не он. Он сидел в большом кабинете и за огромным столом казался маленьким. Он долго, трудно и тяжело смотрел на меня, не набравшего проходного балла, листал дело: «Отец погиб?». Я кивнул. «Чего ж ты так… Мать не жалко?». Мне, конечно, было жалко, но я не мог произнести ни слова. Стало совсем тяжело. «Иди, учись». Тут я попытался выразить «Спасибо», но меня недовольно прервали «Иди, учись»! Он не забывал меня и все годы учёбы, и потом, когда брал на работу, тоже строго сказал своё «Иди, работай». Вероятно, не было ни одного из нас, кому он не помогал сурово и неулыбчиво. Я много раз видел, как он превозмогает боль, но очень редко хотя бы сдержано смеющимся. Спасибо, Николай Петрович! За всё, за всё».

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника «История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»
(Валерий Израилевич Плоткин «Глазами бывшего студента», с. 163-169»

Выпуск № 7 «Институтский» День Победы»

Традиционно в мае мы празднуем одну из важнейших дат в истории России – День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Редакция «Газеты СПбГИК» предлагает вернуться на 72 года назад и посмотреть, каким был наш Институт в эти победные дни и годы.

С сентября 1944 г. начались занятия – условия были трудные, но это уже мало смущало студенчество. Здание ещё не оправилось от боевых ран, было очень холодно: почти все стёкла были выбиты и окна заделаны фанерой. Парадная лестница, помнившая ещё шаги А. С. Пушкина, была закрыта. Входили в здание через небольшую дверь со стороны площади Суворова. Условия осложнялись ещё и тем, что общенаучные дисциплины изучались студентами в здании Герценовского института, а специальные – в родном помещении нашего института на Дворцовой набережной, причём оно по-прежнему было занято госпиталем и другими учреждениями. Но всё это в преддверии окончания войны казалось незначительным. «Постепенно институт восстанавливался – перед нами открывалась его необыкновенная красота; когда вместо фанеры в окнах появились стёкла, к красоте внутренней прибавилась доступная нашему обозрению красота прекраснейшей части нашего города; мы устроили субботник и вымыли все полы и окна. Нас было не очень много, но работали мы дружно», – вспоминает студентка тех лет В. А. Дюфур. Но День Победы преподаватели и студенты института встречали ещё как факультет Герценовского вуза и продолжали борьбу за аудитории в здании на Дворцовой набережной, д. 4.

Наконец, 25 июня 1945 г. по приказу Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК и Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при Совете народных комиссаров РСФСР было внесено решение о восстановлении с 1 июля Ленинградского государственного библиотечного института им. Н. К. Крупской. Тогда же было принято решение о возвращении институту здания на Дворцовой наб., д. 4.

Значительная часть абитуриентов пришла в институт прямо из военкоматов, не успев снять военное обмундирование. Всем запомнилась абитуриентка Островская, которая пришла в приёмную комиссию с документами в одной руке и только что снятыми погонами в другой. Одновременно восстанавливались студенты старших курсов, возвращались те, кто работал в институте до войны и отсюда ушёл в армию, народное ополчение. Фактически всё начиналось с нуля. Работа по возвращению института к жизни, возрождению утраченных факультетов затянулась на долгие годы. И в первых рядах строителей нового института стояли энтузиасты – «горячие головы», бывшие фронтовики, а с ними и сёстры милосердия, радистки, политработники, теперь студенты, преподаватели, служащие.

Мы хорошо помним дату 20 декабря 1918 г. – день рождения института*. Но нам должна быть столь же дорога и другая дата – 17 сентября 1945 г. – день возобновления занятий, день второго рождения института.

*Официально дата учреждения Института внешкольного образования – это 28 ноября 1918 г., а 20 декабря 1918 г. – это дата начала занятий в новом учебном заведении – Ред. газеты.

gal

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника почётного профессора СПбГУКИ Н. И. Сергеевой (1920-2011 гг.)
«История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»
Фото: из сообщества LIVEJOURNAL «Мы родом… Летопись: Люди, места, события, свидетельства» (http://yarodom.livejournal.com/)

Выпуск № 8 «Поколения 60-х и 70-х: как это было»

Лето – горячая пора и для абитуриентов, и для студентов, и для выпускников вузов всей страны. Выпускные экзамены, сессии, защиты дипломов – волнительные события в жизни каждого из нас. Редакция «Газеты СПбГИК» предлагает вспомнить, какими были студенты и выпускники нашего Института в 60-е и 70-е годы.

«На мой – девочки из шахтёрского городка Горловка – выбор института повлиял почтовый адрес: в Москве непонятная «платформа Левобережная», а в Ленинграде звучавшая сказочно «Дворцовая набережная». И ещё: столица не отозвалась на запрос об условиях приёма, а полюбившийся вскоре город с присущими ему вежливостью и доброжелательностью прислал и правила приёма, и экземпляр газеты «За кадры советской культуры».

Стечение этих обстоятельств определило всё главное в моей жизни, а Ленинград по выражению одного современника стал «городом моего сердца». Вуз на невской набережной определил и круг общения на последующие годы. Институт – сначала библиотечный, а затем культуры – собирал в своих старых и красивых стенах и уже известных и уважаемых в профессиональной среде людей, и тех, кто стал такими впоследствии».

Е. М. Смирнова, выпускница 1967 г., доцент кафедры библиотековедения и библиографии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского.

«Самое яркое впечатление: увидела себя, после сдачи вступительных экзаменов, уже студенткой в зеркалах «пушкинской лестницы»! А салют, который мы смотрели с крыши нашего института, а удивительные обзоры зарубежной литературы Б. Л. Раскина!

Яркое событие в 70-е – обсуждение книги «Теория общей библиографии»: зал Совета не вмещал желающих, воздух был наэлектризован эмоциями, блеском и напряжением мысли. В выступлениях докладчиков чувствовалась мощь петербургской школы, широчайший кругозор. В аспирантских мозгах застряла какая-то фантастическая картина «битвы гигантов», которая больше уже на моей памяти не повторялась».

О. Н. Ильина, выпускница 1973 г., научный сотрудник Отдела редких книг Российской национальной библиотеки

«У института много тайн, но главная из них в том, что он всегда был богат талантливыми людьми. Человек, попадавший в него, постепенно доучивался, «подстругивался» со всех сторон.

Себя лепить в младые годы – занятие бесполезное. Поэтому можно лишь быть благодарными судьбе, что всегда в институте есть настоящие архитекторы».

Г. Ф. Гордукалова (27.12.1950-16.10.2015), профессор кафедры документоведения и информационной аналитики СПбГИК.

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника «История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств» (с. 215-223)

Выпуск № 9 «Наш студклуб»

В студенческом клубе института, а размещается он в 311-й аудитории, всегда многолюдно и оживлённо. Телефон не умолкает. Творческие связи клуба простираются далеко за пределы института. Еженедельно проводятся дискотеки, литературные и музыкальные гостиные в общежитии,  вечера отдыха и творческие встречи, конкурсы и фестивали в зале досуга студентов, концерты в различных подшефных ПТУ города и области, агитвыступления на крупнейших промышленных объединениях, совместные концертные и праздничные программы во Дворце молодёжи.

А сколько интересных мероприятий проходит в самом институте! Гостями праздников обычно являются не только творческие коллективы студклуба, кафедр, но и мастера искусств: режиссёры, актёры, певцы, композиторы, писатели Ленинграда. При студклубе работают коллективы художественной самодеятельности. Ежегодно они пополняют свои ряды. Несколько выпускников входят в состав камерного хора института под руководством преподавателя Н. Н. Корнева.

Хорошо известен любителям народной музыки ансамбль «Скоморохи». Руководитель этого коллектива – старший преподаватель В. И. Акулович.

Любителей современной музыки объединил вокально-инструментальный ансамбль. Существует при студклубе и фольклорный ансамбль выпускников кафедры народного хорового искусства (руководитель Л. И. Губа).

На библиотечном факультете создан ансамбль современной песни (руководитель – Н. С. Корнева). В этом году они готовят концертную программу совместно с вновь созданным камерным оркестром под руководством С. Н. Ефаева. Студент института А. Пикалев создал ансамбль современного танца. Набирает силу и кукольный коллектив, который возглавляет художественный руководитель студенческого клуба Е. Ф. Товпенец.

Как видим, каждый из первокурсников может найти себе занятие по душе. Коллективы каждый год пополняются новыми силами, так как многие выпускники разъезжаются по местам распределения на работу.

Кроме ансамблей мы можем предложить вам участие в различных клубах. Много лет большой популярностью пользуется дискуссионный клуб любителей кино (руководитель – старший преподаватель Б. С. Пинхасович). Большое место в работе клуба занимают просмотры фильмов, обсуждения, встречи с деятелями советского киноискусства. Недавно открылся ещё один клуб в общежитии. Его тема – «Культура общения». Первые заседания были посвящены культуре застолья, деловому и повседневному общению. В дальнейших планах его организаторов – преподавателей кафедры теории и истории культуры – встречи со специалистами по этикету, культуре одежды, оформлению интерьеров жилищ и другие.

Большой популярностью у студентов пользуется клуб «Зелёная лампа», организованный два года назад преподавателем кафедры культпросветработы А. С. Ласкиным.

Двери студенческого клуба открыты для всех желающих. Мы ждём вас, новые таланты!

Т. Дмитриева, директор студклуба. «За кадры советской культуры», выпуск от 17 апреля 1986 г., с. 4.

От редакции «Газеты СПбГИК»:

Спустя 31 год студенческие объединения в нашем Институте по-прежнему пользуются большой популярностью. О Профкоме студентов и аспирантов и Студенческом совете СПбГИК, а также – обо всех клубах, мероприятиях и проектах вы всегда можете узнать в нашей газете, на официальном сайте или страницах студенческих организаций Института в социальных сетях. Также обо всём этом вам расскажут в дружеской обстановке в Студенческом центре, расположенном по адресу: Дворцовая наб., д. 4, аудитория 4119.

Подготовлено редакцией «Газеты СПбГИК»
по материалам сборника «История. Воспоминания. Документы: к «85-летию Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств»

Выпуск № 10 «С Дворцовой набережной — в Королевскую библиотеку»

Борис Вайль (1939 – 2010) – одна из ключевых фигур диссидентского движения, политический заключённый советской эпохи, автор книги «Особо опасный», участник политического «движения 1956 года». В Копенгагене он стал библиографом Королевской библиотеки и определённое время, по сути, являлся первым лицом в библиотечной сфере Дании. Вынужденная эмиграция стала периодом творческого подъёма и профессиональных достижений именно как сотрудника библиотечной системы. А начинался рост будущего специалиста и замечательного представителя своего поколения в 1956-57 гг. на берегу Невы: в стенах Библиотечного института им. Крупской (ныне – СПбГИК). 

17-летний Борис Вайль приехал из родного Курска в Ленинград не с пустыми руками, – школьный медалист и настоящий «книгоман», он был очень начитанным и эрудированным юношей. Единственное, о чём переживал абитуриент на приёмной комиссии летом 1956 г. – это о стандартном в то время вопросе о месте пребывания отца в период Великой Отечественной войны. Горячо любимый отец был репрессирован и многие годы провел в заключении. Этот «эпизод» тогда мог стать поводом для отказа, без внимания к оценкам и способностям самого поступающего. Но «собеседование», проходившее в кабинете директора Библиотечного института им. Крупской Скрыпнева в присутствии парторга института Водянникова и нескольких деканов, прошло гладко.

Соприкосновение со стезей библиотекаря и наукой проходило одновременно с первым опытом самостоятельной жизни.  В общежитии на улице Халтурина (в наст. вр. – Миллионная), д. 2, парня поселили в просторной комнате на десять коек. В будущем Вайль с теплом вспомнит это время: «Мне нравился институт, студенты, наша комната в обще­житии, сама атмосфера нашей жизни: голодная, но одухо­творённая. С материальной точки зрения жизнь рядового студента тогда действительно была голодной. Стипендия наша была на первом курсе 200 рублей в месяц, из них 10-12 рублей удерживали за общежитие, несколько рублей нужно было отдать на комсомольские и профсоюзные взносы.

В столовых для студентов сущест­вовали так называемые абонементы на комплексные обеды. Уплатив приблизительно 120 рублей в месяц, ты получал книжечку с талонами на ежедневный обед: невкусный, недосоленный, переваренный... и несытный. Мы проклинали эти обеды, но... каждый месяц снова покупали эти абонементы.

Время от времени мы пытались организовать «коммуны»: несколько человек складывали свои стипендии вместе, и каждый по очереди был «кашеваром». А ещё в день получения стипендии в коридоре института появлялись люди, сидевшие за столиками и продававшие билеты в театры и в кино. Разве можно было не взять билет на спектакль Московского театра сатиры «Баня» (по Маяковскому)?! Или на фи­ль­мы итальянских неореалистов, которые шли тогда в кинотеатре «Великан»?».

Но не только учёба, книги, кино и театры интересовали Б. Вайля в эти годы. На I курсе возникает новое увлечение – международный язык эсперанто.  После лекций в институте Борис ходит на занятия в Дом культуры на  Петроградской стороне.  Освоив грамматику языка, он уже собирает кружок эсперанто в стенах Библиотечного института. Начальство не протестовало: раз в неделю энтузиастам разрешали пользоваться пустующей аудиторией. Относительно «политической» составляющей кружка, стоит отметить, что деятельность эта стала реакцией на решения XX съезда партии и последовавшее затем оживление в обществе: а это не только беседы и публикации, но и реабилитации ранее репрессированных лиц, стихийные демонстрации, дискуссии и немыслимая ранее полемика на официальных собраниях.

«Эсперантисты» стали настоящими товарищами, их интересы и взгляды на окружающую действительность, их неприятие советской тоталитарной системы во многом были тождественны: вместе со своим лидером – Борисом – они издают в институте несколько выпусков журнала «Ересь», забираются на крыши домов Невского проспекта, чтобы найти место для сброса листовок на головы демонстрантам 1 мая, стремятся расширить круг вовлечённых лиц, занимаются поиском денег для подготовки самиздата, пытаются провести публичную дискуссию на площади Искусств в Ленинграде и мн. др.

Вот, как сам Борис вспоминал о собраниях кружка «эсперантистов»: «Хотя мы считали, что все наши встречи носят конспиративный характер, но не все, видимо, умели молчать, и, в конце концов, и в самом Библиотечном институте, и вне его появились слухи о «тайной организации». Как-то одна студентка, совсем далекая от нас (получилось так, что в нашем кружке не было ни одной девушки, хотя библиотечный институт на 90 % женский), рассказала мне, что у её родителей были гости. Когда речь зашла о том, в каком институте она учится, то услышав слово «библиотечный», один из гостей сказал: «Но ведь там существует подпольная организация! Будьте осторожны!». Она, смеясь, рассказала мне об этом, не подозревая, кому говорит».

Для многих «эсперантистов» 1956/57 учебный год оказался рубежным в стенах Библиотечного института. Для Б. Б. Вайля комплексные обеды в институтской столовой, прогулки по Ленинграду, походы в кино и театры, лекции и общежитский быт закончились, толком не успев начаться – в марте 1957 г. его впервые арестуют за участие в подпольной марксистской организации. Многие из его товарищей-единомышленников оставят институт. «ХХ съезд», «оттепель» – эти слова станут нарицательными потом, а в тот момент было лишь предчувствие перемен и острое желание изменить что-то к лучшему, за которое герой нашего рассказа заплатил, в общей сложности, 13-ю годами заключения.

***

Борис Вайль так и не получит диплом о высшем образовании. Из Библиотечного института он будет отчислен в связи с арестом в 1957 г. Позже – поступит в Курский государственный педагогический институт (ныне – Курский государственный университет), однако также не сможет окончить его – и вновь из-за ареста и ссылки в Тобольск.  Новый суд привлечёт широкое внимание общественности, в том числе – известного академика Андрея Сахарова. Во многом благодаря этому вниманию Борис Вайль окажется под «опёкой» правозащитной структуры «Международная амнистия».

К 1977-78 гг. на Западе Вайль уже имеет образ «заслуженного» диссидента. В Дании (об освобождении ходатайствовало датское представительство «Международной амнистии», поэтому из СССР он был выдворен именно туда) ему помогут получить место библиографа. В стенах Королевской библиотеки он начнёт работать над собственной книгой и над политическими материалами. Большие успехи на стезе библиотекаря позволят ему стать одним из ведущих работников учреждения, на некоторое время де-факто возглавить структуру. Кроме того, впоследствии он станет руководителем датского отделения правозащитной организации «Международная амнистия», активно сотрудничая с русскоязычными СМИ.

Борис Вайль умер 9 ноября 2010 г. в Копенгагене, где прожил 22 года. Что остаётся нам? Библиотечный каталог, библиографическая карта, последний файл в базе данных, мемуары, статьи и рассказы.

И послесловие Вайля:

«- Есть у поэта Моршена – был такой поэт второй эмиграции, – сказал Борис, – стихотворение, что вот он, очевидно, военнопленный, копает глину, грузит её на машину, работа тяжёлая, невыносимая, и вдруг ему приходит в голову, что как ему, наверное, должны завидовать мертвецы! Тяжёлая работа – но пение мускулов! Жизнь! Мне долго казалось, что Моршен прав. Но с недавних пор я понял, что всё не так просто...
- Что мертвецы нам не завидуют?
- Скорее всего – нет».

galgal

Текст: Василий Петров

Выпуск № 11 «Владимир Крейденко: я сразу понял, ЛГБИ — мой вуз!»

Знакомьтесь – советский и российский библиотековед,  заслуженный профессор СПбГИК, заслуженный работник культуры РФ, доктор педагогических наук –  Владимир Семёнович Крейденко. Владимир Семёнович  работает в нашем вузе с 1968 г.: заведующий кафедрой общего и профессионального чтения (затем социологии и психологии чтения) ЛГИК (1986-2004 гг.), заведующий кафедрой библиотековедения и теории чтения (2004-2008 гг.), советник ректора (с 2014 г.). Владимир Семёнович – автор более 320 научных работ, научный редактор и составитель более 60 словарей, справочников и сборников научных трудов в области библиотековедения и теории чтения. Научный руководитель 28 кандидатских диссертаций и научный консультант 3 докторских диссертаций, член-корреспондент Международной академии наук высшей школы с 1992 г.

Вот что рассказал сам Владимир Семёнович в интервью Любови Владимировне Вольновой, старшему преподавателю кафедры библиотековедения теории чтения нашего вуза.

Владимир Семёнович, почему Вы выбрали библиотечный вуз?

В поисках вуза каждый абитуриент старается сознательно или подсознательно совместить практическую реальность  со своей духовной потребностью. Когда я узнал, что есть такой вуз как Ленинградский государственный библиотечный институт, сразу понял – это мой вуз и  в 1950 г. я поступил в него.

Дело в том, что мой дедушка по отцу, мой отец – были профессиональными типографами и высококлассными переплётчиками книг, а моя мама даже одно время работала на абонементе в Аджарской республиканской библиотеке. Книга в нашем доме всегда была главным другом и советником. У нас все хорошо понимали, что такое книга и сколько людей трудится над её созданием.

После окончания института я был направлен в Северную Осетию, где проработал почти пять лет в должности  заведующего научно-методического и библиографического отделов Северо-Осетинской республиканской библиотеки (Владикавказ).

А когда я закончил аспирантуру в родном институте, то был направлен на работу в Восточную Сибирь, в город Улан-Удэ (Бурятская республика), где принимал участие в строительстве третьего по счёту института культуры в РСФСР, а затем преподавал в нём около 5 лет.

После возвращения в Ленинград в 1968 г., я стал работать в Ленинградском государственном институте культуры.

За время своего передвижения по стране сменил около 45 различных видов проживания: гостиницы, квартиры и др. Но считаю, что у меня были два главных места жительства: первое – в Батуми, где я родился и жил с родителями, окончил школу и второе –  Ленинградский государственный библиотечный институт, где начал учиться в 1950 г. и работаю по сегодняшний день.

Какие педагоги оказали особое влияние на Ваше приобщение к профессии?

В годы моей учёбы в Институте работали выдающиеся учёные, затем ставшие классиками наших библиотечных наук. Это мой научный руководитель В. Ф. Сахаров, Б. В. Банк, В. А. Мануйлов, И. Е. Баренбаум, Г. Г. Фирсов, З. И. Ривлин, И. А. Мохов, Е. А. Горш, И. В. Гудовщикова и многие другие.

О многих из них написаны интересные статьи (эссе, очерки, воспоминания). Писали их, как говорится «по горячим следам» А. Н. Ванеев, И. А. Шомракова, А. В. Соколов, я, а также и ряд других преподавателей.

Я давно собираюсь рассказать о знаменитом человеке, работавшем в нашем вузе В. А. Мануйлове (1903-1987 гг.). Он был весьма удивительным, интересным и глубоким преподавателем – одним из крупнейших знатоков творчества М. Ю. Лермонтова, автором целой серии книг и статей о нём, которые значимы и востребованы специалистами и сегодня.

У нас на факультете ходила легенда о его выступлениях рецензентом по курсовым работам студентов, он всегда искал в таких рецензиях возможности использовать эвфемизмы, активно использовал их и в обычном разговоре.

Огромная заслуга В. А. Мануйлова была ещё в том, что он создал в институте литературно-творческий кружок. Пробиться на заседания этого кружка было трудно, кружок пользовался большой популярностью у преподавателей и студентов, зал всегда был переполнен. На встречи  В. А. Мануйлов приглашал писателей, мастеров художественного слова, литературоведов и др.

Как я уже только что отметил, у Виктора Андрониковича было много публикаций. На одной хочу остановиться. Эта книга, пожалуй, была одной из первых в нашей стране, в которой были собраны все возможные виды литературных игр. Она вышла в 1938 г.: Литературные игры: Сборник. Пособие для руководителей литературных кружков и библиотекарей. Составитель В. А. Мануйлов. Утверждено Наркомпросом РСФСР. – М.-Л.:Гос.-учебн.-педаг.изд-во – 215 с.

Она и сегодня не потеряла своего значения, хотя со дня её издания прошло около 80 лет!

Удавалось ли Вам обмениваться опытом с зарубежными специалистами?

Во второй половине 60-х г. наладились связи между нашим институтом и вузами, имеющими библиотечные факультеты в Польше, Германии, Чехословакии, Болгарии и ряде других стран.

Мы начали направлять студентов и преподавателей знакомиться с работой вузов, а также посещали библиотеки этих стран, писали рефераты, посвящённые работе библиотек. Такие обменные поездки были очень полезны и интересны. Перед студентами и педагогами открывались новые или совсем незнакомые библиотечные проблемы.

В советское время преподаватели и студенты знакомились друг с другом на полях совхоза имени Тельмана. Приходилось ли Вам там бывать?

Да, конечно, я принимал участие в шефской работе, которую проводил наш ленинградский вуз в крупнейшем в Ленинградской области совхозе им.Тельмана. Студенты первого курса, после зачисления в вуз направлялись на работу в этот совхоз, как правило, на один месяц, сентябрь. Эта работа была очень полезна как для нашего института, так и для совхоза, в котором студенты занимались уборкой свёклы, капусты и моркови. Эта работа для студентов начиналась и заканчивалась как праздник. Их провожали и встречали руководители института и Совхоза. Еда в студенческой столовой по цене и качеству была лучше, чем во многих домах отдыха и санаториях. Однажды мы провели в совхозе им. Тельмана юмористическую игру «Мисс гордость Института»  и  победительцей стала молодая преподавательница библиотечного факультета Светлана Лохвицкая. Почему?  Потому что она была спортсменка, комсомолка, повариха, знала в совершенстве английский язык, что в совхозе им.Тельмана оказалось особенно важно!  Дело в том, что вечерами, когда появлялись комары, она вставала во весь рост и громко, чётко произносила на английском языке какое-то заклинание и через несколько минут комары разлетались в разные стороны.

gal

Беседовала Л. В. Вольнова

Выпуск № 12 «Театральный дебют Петроградского института»

Театральный отдел Петроградского внешкольного института появился в 1919 г., буквально в первый же год существования вуза. В России шла гражданская война, страна переживала революционные изменения, а в стенах будущего Санкт-Петербургского государственного института культуры зарождалось новое понимание искусства, шёл передовой процесс внедрения беспрецедентной практики и форм театральной жизни.

Основателями театрального отдела стали замечательные люди своего времени: Павел Гайдебуров, Надежда Скарская, Александр Брянцев. В императорской России они – ведущие лица в так называемом «Передвижном театре», созданном Павлом Гайдебуровым в 1905 г. на принципиальных позициях: искусство театра должно быть для народа. С новаторскими, востребованными зрителем постановками,  «передвижники» ежегодно совершали поездки по городам России, Украины, Белоруссии, Кавказа, Сибири, Дальнего Востока.  Накопление колоссального творческого и личного опыта в будущем сыграло большую роль в создании фундамента театрального отдела нашего института.

Революция открыла перед театром новые перспективы, новые возможности. Надежда Скарская и Павел Гайдебуров, ища пути к тому, чтобы принять активное участие в строительстве народных театров молодой республики, в 1918-1919 гг., совместно со своими ближайшими «передвижниками», организуют ряд рабочих, красноармейских театральных студий – на Балтийском, Орудийном заводах, в железнодорожных депо. Создание будущего факультета СПбГИК было для них одним из звеньев в этом широком ряду.

Театральное искусство – это, прежде всего, люди и их творческий поиск. Педагогика театрального дела и формирование личности в профессии – процесс поиска и становления человека в искусстве. Вместе с А. Брянцевым и  Н. Скарской, П. Гайдебуров разрабатывает и читает специальный курс по народному театру, внедряет курс: «Театр, как форма внешкольного образования». Образовательную функцию театра ранее никто не ставил во главу угла, но нашим преподавателям, без малого сто лет назад, удалось это сделать. Опорой и помощью для театрального отдела стала Надежда Скарская – самобытная актриса-передвижница, жена Павла Павловича и родная сестра Веры Комиссаржевской, – актрисы, имя которой сейчас носит знаменитый театр на Итальянской улице Санкт-Петербурга.

В истории Петроградского театрально-педагогического начинания наших первых преподавателей остались имена первых студентов. Судьбы их не менее яркие, чем те роли, что им предстояло сыграть на сцене. Будущий студент Дмитрий Щеглов в дни Октябрьской революции 1917 г. был не просто революционером: связной в Смольном штабе большевиков, он служил на Балтийском флоте. В конце 20-х гг. он станет автором спектакля «Норд-Ост», и по его сценарию снимут фильм. Драматург Алексей Арбузов стал сиротой в 11 лет. Мальчик был вынужден бродяжничать и вскоре попал в колонию для трудновоспитуемых. Преданный ученик Павла Гайдебурова, он впоследствии вспоминал: «В школу П. П. Гайдебурова и Н. Ф. Скарской я пришёл семнадцатилетним юношей. До этого я успел уже побывать в двух театральных студиях. В них было шумно, пёстро, беспорядочно. Никто толком не знал, чего он хочет. Здесь же поражали сосредоточенность и строгость. Трудно вспомнить, что заставило меня перешагнуть тогда порог «гайдебуровской» школы, но сейчас я очень ясно вижу, как это было для меня спасительно. В жизни я был обязан многим людям, но никому так, как Павлу Павловичу и Надежде Фёдоровне. Они заставили меня полюбить театральное искусство за его великую, преобразующую моральную силу. Блеск формы, ирония, изощрённая театральность – всё стало второстепенным, всё было заменено пушкинской формулой – «глаголом жги сердца людей».

galgalgal

Текст: Василий Петров
Фото: из общедоступных архивов сети Интернет

Выпуск № 13 «Кафедра народных инструментов к юбилею родного института: часть 1»

В сентябре 1959 г. в Ленинградском государственном библиотечном институте имени Н. К. Крупской (ЛГБИ)  была открыта наша кафедра народных инструментов – первая в вузах Ленинграда. С возникновением потребности в  специалистах народно-художественного творчества в стране особенно остро встала проблема подготовки квалифицированных кадров для организации  и руководства коллективами  художественной самодеятельности, педагогической работы с детьми и подростками, организации художественно-творческой работы в культурно-досуговых учреждениях различного типа.

Первым заведующим кафедрой был назначен яркий музыкант-фронтовик, дирижёр государственного русского народного оркестра им. В. В. Андреева Ленинградского  радиокомитета, доцент Николай Моисеевич Селицкий. Через год на кафедре стали работать доцент И. С. Дмитренко; старший преподаватель И. А. Волков – позднее он основал кафедру русского хорового искусства в СПбГИК; члены Союза композиторов СССР Ленинградского отделения А. Л. Репников, И. А. Цветков и Н. М. Шахматов; дирижёры Н. И. Махов, Ю. Е. Фёдоров. Альбин Леонидович Репников в период работы на кафедре написал ряд сочинений для баяна и аккордеона, которые оставили ярчайший след в мировом аккордеонно-баянном искусстве. В аудиториях, в которых учатся наши студенты, им были написаны  «Концерт-поэма» для баяна с оркестром, «Концертино» для аккордеона, «Концертная сюита» для баяна и другие произведения. Заслуженный деятель искусств РФ, профессор И. А. Цветков стал работать на кафедре уже будучи знаменитым в нашей в стране композитором, чьи песни  «Золушка» и «Гривастые львы» снискали огромную популярность и любовь народа. Он вёл важную для формирования музыканта дисциплину «Инструментовку». Работу на кафедре И. А. Цветков активно сочетал  с композиторской деятельностью на киностудии «Ленфильм», здесь им написана музыка к  более, чем к тридцати  кинофильмам: «Воздухоплаватель», «Башня», «Соломенная шляпка», «Лев Гурыч Синичкин» и мн. др. Постепенно профессорско-преподавательский состав пополнился лучшими специалистами музыкальной культуры Ленинграда.

Сложилось так, что профессорско-преподавательский состав (ППС) кафедры народных инструментов послужил  «колыбелью» для создания  новых кафедр ЛГБИ: оркестрового дирижирования (после Н. И. Махова с 1971 г. по 2015 г. её возглавлял заслуженный деятель искусств РФ, профессор Ю. Б. Богданов); русского народного песенного искусства (основатель и первый заведующий кафедрой, выпускник Ленинградской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова  И. А. Волков);   духовых и ударных инструментов (заведующий кафедрой с 1978 г. по 2014 г., профессор В. А. Ивановский). Эти кафедры сегодня составляют гордость нашего вуза.

Вот некоторые из имён наших выпускников 70-х годов, снискавшие признание в отечественной культуре и искусстве: заслуженный деятель науки, д. п. н., доктор культурологии, профессор кафедры культурологи и философии СПб гуманитарного университета профсоюзов А. П. Марков (класс профессора Н. А. Кравцова); д-р. пед. наук., профессор кафедры социально-культурной деятельности СПбГИК А. А. Сукало (класс старшего преподавателя В. Н. Казанцева); Народный артист РФ, Почётный председатель Творческого союза работников культуры РФ профессор  Ю. П. Смирнов (класс профессоров Н. А. Кравцова и Ю. Б. Богданова);  д. п. н., профессор, президент ООО «Центр международного делового сотрудничества» Ф. М. Козлов (класс профессора Н. А. Кравцова); д-р. пед. наук., профессор кафедры социального управления  РГПУ им. А. И. Герцена,   А. П. Панфилова (Хачатурян) (класс профессора А. Л. Репникова); начальник Культурного Центра ГУВД по СПб и ЛО, автор проекта и основатель всероссийского фестиваля «Милосердие белых ночей» А. П. Никитенко (класс старшего преподавателя В. Н. Казанцева) и многие другие.

В последующее время всё это обязывало кафедру сохранять и преумножать зародившиеся традиции в подготовке специалистов. Реформа высшей школы на рубеже ХX-XXI вв. потребовала серьёзных усилий коллектива кафедры –  в итоге этого процесса на рынке труда сформировался устойчивый авторитет ППС и  определился высокий рейтинг кафедры, который она достигла к столетию нашего любимого института. Надо заметить, что произошло  это на фоне развития творческих контактов и жёсткой конкуренции с лучшими  вузами России.

И сегодня, продолжая заложенные традиции, профессорско-преподавательский состав кафедры стремится достойно встретить юбилейный год СПбГИК. У нас серьёзные планы, и мы, конечно, полны желания их  реализовать. Уже прошёл первый семестр, и мы делимся с вами результатами своей работы.

С 18 сентября по 3 декабря 2017 г. был проведён очередной цикл II Всероссийского музыкального конкурса. В этом году зрелые музыканты  и обучающиеся в вузах РФ соревновались по специальностям «Народные инструменты». Настоящий конкурс был учрежден в марте 2010 г. указом Правительства РФ, его учредителями являются Правительство РФ и Министерство культуры РФ. Всероссийский музыкальный конкурс призван возродить традиции своего легендарного «предшественника» – Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей, основанного в 1933 г. и просуществовавшего 58 лет. Значимость этого  культурного события во многом определяет серьёзная финансовая поддержка Министерства культуры РФ: лауреаты Первой премии во всех номинациях получили призовой фонд в размере 280000 рублей. Особенностью конкурса являлось то, что проведение I и II туров во всех федеральных округах РФ было на местах, а финальный III тур – в Москве. В нём приняли участие более трехсот музыкантов. В состав жюри вошли известные музыканты, преподаватели столичных и региональных вузов.  Работать в жюри был пригашён заведующий кафедрой народных инструментов СПбГИК профессор Н. А. Кравцов. В финал конкурса по каждой номинации вышли по 10 человек, среди них исполнители из Екатеринбурга, Казани, Москвы, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Омска, Ростова-на-Дону и Санкт-Петербурга.

Наш институт  на конкурсе представляли двое исполнителей в номинации «балалайка» – магистрант Михаил Цховребов (класс старшего преподавателя Е. В. Желинского) и ассистент-стажёр Амвросий Тарасов (класс доцента А. П. Щипицина и научного руководителя, профессора Н. А. Кравцова). По итогам двух туров Амвросию удалось стать победителем Северо-Западного федерального округа, опередив конкурентов из консерваторий Санкт-Петербурга и Петрозаводска. Можно считать высоким достижением его выступление в финале конкурса, который проходил  в Москве в стенах Российской академии музыки имени Гнесиных – ещё никогда наши студенты так высоко не оценивались компетентным жюри. По итогам конкурса он был награждён почётной грамотой за участие в финале II Всероссийского музыкального конкурса. Очень символично, что Амвросий является учеником А. П. Щипицина, который в свою очередь – учеником знаменитого ленинградского профессора и композитора А. Б. Шалова. Маэстро  горячо участвовал и помогал в становлении нашей кафедры. Преемственность в сохранении педагогических и исполнительских традиций Ленинграда-Санкт-Петербурга обеспечивает сегодня нам направления в воспитании и эффективности  подготовки инструменталистов народной музыкальной культуры.

gal

Текст: Николай Кравцов
Фото: Пётр Иванов

Выпуск № 14 «Кафедра народных инструментов к юбилею родного института: часть 2»

Яркой победой отметили ансамбли кафедры народных инструментов своё выступление  на Открытом музыкальном конкурсе   «Великий шёлковый путь. Диалог культур», который проходил с 23 по 30 ноября 2017 г. в Санкт-Петербурге. Участники конкурса выступали в Малом зале филармонии им. М. И. Глинки, в Концертном зале института музыки, театра и хореографии РГПУ им. А.И. Герцена, в Санкт-Петербургской Филармонии джазовой музыки. Основной идеей фестиваля и конкурса явился творческий диалог между западными и восточными культурами.

В номинации «Ансамблевое исполнительство» в борьбе за звание лауреата приняли участие два наших музыкальных студенческих коллектива:  «Этно-Пять» (класс доцента Д. А. Рытова) и  «5ive» (класс старшего преподаватель Д. А. Нестеренко). В упорной борьбе оба коллектива успешно прошли испытания двух этапов конкурса и по решению авторитетного жюри стали обладателями звания Лауреатов и Дипломов I степени. В состав жюри входили: ректор Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова А. Н. Васильев; народный артист РФ, художественный руководитель и основатель Санкт-Петербургской Филармонии джазовой музыки Д. С. Голощёкин; народная артистка РФ, заведующая кафедрой специального фортепиано Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова Е. А. Мурина; директор института музыки, театра и хореографии И. С. Аврамкова; профессор Государственной консерватории имени Дж. Россини в Пезаро, лауреат национальной премии «Гальванина Куоре» Франческа Матачена (Италия); профессор Пражской консерватории, лауреат международных конкурсов Михал Резек (Чехия); профессор Академии музыки и танца Университета прикладных наук Савония Кирсти Хуттунен (Финляндия) и другие известные музыканты. 30 ноября 2017 г. в Санкт-Петербургской Филармонии джазовой музыки ансамбли «Этно-Пять»и ансамбль «5ive» приняли участие в гала-концерте.           

С 10 по 14 ноября в нашем городе проходил X Международный фольклорный фестиваль «ИНТЕРФОЛК в России», организованный совместно Комитетом по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики в Санкт-Петербурге и Центром международного сотрудничества в области культуры «Интер Аспект» при поддержке Европейской ассоциации фольклорных фестивалей (EAFF) и Российского этнографического музея. Основные цели мероприятия: улучшение взаимопонимания и укрепление солидарности в отношениях между этническими, культурными, религиозными, языковыми группами и нациями; дальнейшее взаимообогащение культур; содействие международному культурному сотрудничеству и обмену. В этом году в конкурсе приняли участие коллективы из многих стран мира: Болгарии, Индонезии, Швейцарии, Бельгии, Кубы, Эквадора, Великобритании, Ирана, Латвии, Литвы,  Эстонии, Польши, Румынии. Достаточно широко были представлены регионы и города России: Санкт-Петербург, Москва, Нижневартовск, Череповец, Тула, Братск, Выборг, Сланцы.

Конкурс проходил в два тура. В первом туре четыре творческих коллектива кафедры народных инструментов СПбГИК ансамбль «Квинта» (класс профессора Г. И. Андрюшенкова), ансамбль «Этно-Пять» (класс доцента Д. А. Рытова), дуэт «Услада» (класс доцента О. В. Бычкова) и «Экспромт-дуэт» (класс старшего преподавателя Е. Желинского) стали лауреатами I степени в номинации «Инструментальное исполнительство народной музыки». Во втором туре, в борьбе за Гран-при фестиваля наши студенты выступили достойно, став обладателями рекомендаций Европейской ассоциации фольклорных фестивалей (EAFF) при ЮНЕСКО к участию в X Европейском чемпионате по фольклору «Euro Folk 2018», который пройдёт в августе 2018 г. в Болгарии.

10 декабря в Белом зале Политехнического университета с блеском прошёл двухчасовой концерт уникального дуэта гуслей и органа. В исполнении лауреатов международных конкурсов Анастасии Фоминой (гусли) – ассистента-стажёра СПбГИК (класс  доцента И. Н. Ершовой, научное руководство профессора Н. А. Кравцова) и Елизаветы Панченко (орган) – члена Союза композиторов России, концертмейстера кафедры народных инструментов СПбГИК прозвучали шедевры композиторов эпохи барокко (Вивальди, Баха, Телеманна, Бортнянского, Березовского) в транскрипциях участниц дуэта и  сочинения современных петербургских композиторов (В. Бибергана, К. Шаханова, Е. Панченко). 

А вот и свежие новости нашей кафедры: 3 января 2018 г. в Кафедральном соборе г. Калининграда состоялся концерт «Новогодняя фантазия» дуэта из Санкт-Петербурга «Гусли в космосе». Многочисленные зрители отметили высокий уровень исполнения, уникальный  состав инструментов, тонко и со вкусом подобранную программу.

Творчески и увлечённо работают наши студенты в юбилейном году с детьми и школьниками. Мы получаем настоящее удовольствие, когда дети восторженно реагируют на музыку для народных инструментов. Так, в духовно-просветительском центре «Святодуховский» Александро-Невской Лавры в рамках Пасхального фестиваля «Воскресение» состоялся уникальный концерт «Въ началѣ», в котором приняли участие ассистенты-стажёры  нашего института. Самыми бурными и долгими были зрительские овации специальным гостям – сводному детскому ансамблю гусляров Санкт-Петербурга и Петродворца под руководством Анастасии Фоминой и Валерии Бажановой (магистрант кафедры оркестрового дирижирования). Не всем слушателям до этого доводилось наслаждаться звуками исконно русского струнного инструмента, да ещё в составе семнадцати гусляров. В финале концертной программы в исполнении дуэта «Гусли в космосе» – А.Фоминой и Е. Панченко  прозвучала «Веснянка» (III часть концерта для гуслей и оркестра русских народных инструментов) Вадима Давидовича Бибергана – народного артиста РФ, профессора кафедры оркестрового дирижирования нашего института.

2 октября в Детском саду № 40 Колпинского района Санкт-Петербурга состоялся концерт студента III курса кафедры народных инструментов Павла Вилкова (класс аккордеона профессора Н. А. Кравцова). Павел исполнил разнообразную программу –прозвучала классическая музыка в переложении для аккордеона, концертные обработки народных песен, а также джазовые композиции  самого исполнителя. Выступление Павла вызвало восторг, как у детской аудитории, так и у взрослых слушателей. А 10 декабря Павел как солист выиграл звание Лауреата и Диплом первой степени VIII Всероссийского конкурса эстрадной музыки в Нижнем Новгороде.

23 ноября  в рамках Международного культурного форума в музыкальном училище им. М. П. Мусоргского состоялся концерт  музыки для классической гитары, который был организован и проведён доцентом кафедры народных инструментов СПбГИК И. В. Пантюхиным. В концерте приняли участие студенты и магистранты кафедры (классы доцента К. В. Ильгина, доцента И. В. Пантюхина, старших преподавателей С. П. Грищенко и  М. Н. Радюкевича). Многие из них закончили колледж на Моховой и были особенно тепло встречены залом. Руководство колледжа выразило пожелание проводить каждый семестр «День открытых дверей СПбГИК» совместно с нашей кафедрой.

18 ноября в Камерном зале  состоялся концерт студентов и магистрантов кафедры народных инструментов СПбГИК в рамках «Дня открытых дверей» и параллельно велась онлайн-трансляция концерта на сайте www.spbgik.ru.

В последних числах августа в рамках VII Мирового чемпионата по фольклору «World Folk 2017» (г. Солнечный берег, Болгария), состоялся мастер-класс заслуженного деятеля искусств РФ, кандидата искусствоведения, заведующего кафедрой народных инструментов СПбГИК, профессора Николая Александровича Кравцова, создателя самого современного аккордеона в мире. Болгарские специалисты полны решимости внедрить результаты научных разработок нашего института в образовательную систему  Республики. 

20 октября во Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество»  в рамках торжественной церемонии открытия конкурса педагогических достижений 2017/2018 учебного года «Образование: взгляд в будущее» прошёл мастер-класс доцента кафедры народных инструментов СПбГИК Д. А. Рытова – победителя Всероссийского конкурса «Учитель года» 1997 г. в номинации «За вдохновение и педагогический артистизм».

Конечно, самые важные события юбилейного года нас только ожидают. Мы к ним готовимся с большой ответственностью. Впереди – выступление  в городе Бежецке в музее В. В. Андреева* – на родине знаменитого создателя русской балалайки. Земляк знаменитого музыканта – скульптор Е. А. Антонов, узнав, что В. В. Андреев демонстрировал императору Александру III игру на балалайке в здании СПбГИК, решил подарить к нашему юбилею бюст  русского балалаечника.

5-6 апреля нас ждёт серьёзная работа на «III Всероссийской научно-практической конференции «Культурное пространство России: генезис и трансформации» (секция «Традиционная музыкальная и хореографическая культура народов России»). Кафедра проведёт  организацию и проведение подсекции «Инструментальное искусство», где будут представлены доклады по двум направлениям: сохранение национального наследия и традиций народно-инструментальной культуры; музыкальное образование в контексте сохранения культурного наследия. Мы ожидаем приезд авторитетных  учёных и известных музыкантов России и иностранных гостей.

В октябре мы рассчитываем провести в рамках Федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018 гг.)» на 2018 год Всероссийский открытый конкурс молодых аккордеонистов и баянистов «Невский аккорд».

Надеемся, что наша работа со студентами будет представлена на главном юбилейном концерте, посвящённому 100-летию нашего родного института.

*Василий Васильевич Андреев (1861, Бежецк – 1918, Петроград) – русский музыкант, организатор и руководитель первого в истории России оркестра народных инструментов (1888 г.), композитор, балалаечник-виртуоз.

galgal

Текст: Николай Кравцов
Фото: Д. А. Рытов, Пётр Иванов